Виртуальный тур

Аудиолекции

Знамя Победы
Сказка о Вилючинске
Дорога жизни
Сталинград
Яндекс.Метрика

Архивные материалы

«Здесь начиналась рыбная промышленность Камчатки…»

(120 лет назад – 8 июля 1901 г. вступил в строй первенец камчатской рыбной промышленности - рыбоконсервный завод в бухте Сельдевой Тарьинской губы)

Камчатка издавна славилась своим рыбным изобилием. И столетиями рыба играла огромную роль в жизни камчатского населения. Она была одним из главных источников пищи и являлась основой жизнедеятельности сначала аборигенных народов, а потом и пришлых русских людей.

Впервые о рыбном богатстве полуострова в своем донесении («скаске») о покорении нового края сообщил казак Владимир Атласов: «А рыба в тех реках в Камчатской земле морская, породою особая, походит одна на семгу, и летом красна, а величиною больше семги, а иноземцы ее называют овечиною. А иных рыб много – 7 родов разных, а на русские рыбы не походят. И идет той рыбы из моря по тем рыбам гораздо много, и назад та рыба в море не возвращается, а помирает в тех реках и заводях. И для той рыбы держится по тем рекам зверь – соболи, лисицы, выдры».

Несколько позже подтвердил наличие камчатских рыбных богатств в фундаментальном труде С.П. Крашенинников, побывавший на полуострове в 1737-1741 гг.: "Главное довольство камчатских обывателей состоит в разных родах лососевых... Все рыбы на Камчатке идут летом из моря в реки такими многочисленными рунами, что реки оттого пребывают и выступают из берегов...".

Да и все последующее посетители Камчатки отмечали здешнее рыбное разнообразие и изобилие в реках и озерах. И «во всех описаниях Камчатки, с какой бы целью они не составлялись, всегда можно найти некоторые данные по сему вопросу, хотя бы и отрывочные, указывающие главным образом на неимоверное количество рыбы. В виду отдаленности края или по иным причинам, но специалисты по рыбоводству не занимались изучением на месте разнообразных пород Камчатской рыбы, а потому мы не имеем основательных сочинений, посвященных сему вопросу…» // Прозоров А.А. «Экономический обзор Охотско-Камчатского края», 1902. Т.е. рыбные богатства Камчатки представлялась очень большими, но конкретной их характеристики никто не давал.

Несмотря на изобилие рыбы в камчатских водах, местной рыбообрабатывающей промышленности, которая является основной на полуострове, немногим более 120 лет. Камчатские рыбные запасы до конца 19 века не имели какого-то экономического значения для России. На протяжении сотен лет рыбу местные жители заготавливали только для своего пропитания и в качестве собачьего корма. Причем, ловили преимущественно рыбу лососевых пород, саму идущую людям в руки.

Созданию камчатской рыбной промышленности в первую очередь препятствовало отсутствие материальной заинтересованности в промышленной эксплуатации рыбных ресурсов. Камчатка в руководящих кругах считалась бесперспективной. «Этот взгляд определенно высказался в последнем официальном отчете Министерства финансов, которое опубликовало для всего цивилизованного мира, что Камчатка имеет весьма малую экономическую будущность. Безотрадный приговор … можно объяснить … забвением края и отсутствия точных сведений о нем». //Слюнин Н.В. «Водные богатства Приморской области», 1895. В связи с этим, получить денежный кредит для развития рыбного производства не представлялось возможным. Полуостров необходимо было снабжать промысловым снаряжением, солью, тарой и т.д. А также, и рабочими руками, т.к., например, на 1895 г. население Камчатки состояло из 7-8 тысяч человек, т.е. на 1 кв. км. территории приходилось 0,02 человека.

Из-за низкого уровня развития хозяйства и его почти натурального характера, малочисленное население полуострова имело крайне ничтожную покупательскую способность, поэтому на полуострове отсутствовал внутренний рынок сбыта промышленного рыболовства, а от важнейших российских центров полуостров был отделен тысячами километров.

Единственным видом связи был морской транспорт, да и то более - менее регулярное пароходное сообщение было организовано лишь с 1900 года. Северный морской путь был освоен значительно позже, уже при Советской власти. А морские перевозки южным путем стоили настолько дорого, что, не смотря на дешевое рыбное сырье, делали камчатскую рыбную продукцию неконкурентоспособной.

Из-за природных особенностей Камчатки и ее сурового климата массовые пассажирские и грузовые перевозки сухопутным транспортом между Камчаткой и другими российскими регионами были невозможны, как, кстати, и между обоими побережьями самого полуострова. Т.е. вывоз продукции с Камчатки на тот период был нереален.

Зато эти природные богатства всегда привлекали внимание предприимчивых иностранных соседей, которые всецело пользовались беззащитностью Камчатки: ведь здесь не было ни многочисленного населения, ни регулярных воинских частей. В 1850-х гг. у южных берегов Западной Камчатки американские промышленники, не считаясь с границами территориальных вод России, начали бесконтрольный промысел трески. Эта рыба не пользовалась спросом у местного населения, впрочем, аборигены вообще ее не ловили. А американцы стали использовать треску как промысловую рыбу, тем самым положив начало промышленному рыболовству в камчатских водах. Причем, камчадалы помогали чужакам, которые эксплуатировали их за мизерное вознаграждение припасами и разными товарами.

Американцы также первыми стали выпускать пищевые консервы из тихоокеанского лосося, поставляя «красную рыбу во все пункты Европы в герметически запаянных фунтовых жестянках» //А.А. Прозоров «Экономический обзор Охотско-Камчатского края», 1902.

Вслед за американцами интерес к камчатским водам и их ресурсам проявили и японцы, появившиеся у полуострова в 1860-х гг.

Русские же стали осваивать камчатские рыбные закрома только к концу 19-го века. Причем в качестве рабочей силы нанимались те же японцы. Да и «самое возникновение и развитие… рыбных промыслов на Дальнем Востоке обязано главным образом спросу со стороны японских рыбаков» // Алексин М.С. «Положение рыбопромышленности в водах Дальнего Востока», 1922 г.// Именно японский рынок, с его способностью поглотить практически неограниченное количество продукции из камчатских лососей, сыграл решающую роль в появлении и развитии на полуострове рыбной промышленности.

Начало отечественной рыбной промышленности на Камчатке положило «Русское товарищество котиковых промыслов», которое летом 1896 г. заготовило в Усть-Камчатске партию засоленной в бочках чавычи, предназначенной для продажи на внешнем рынке.

«Посолка камчатских пород рыб очень трудна и требует специального навыка и уменья, а потому в Петропавловске, например, лиц, умеющих солить эту рыбу, немного, и все они наперечет…» //А.А. Прозоров «Экономический обзор Охотско-Камчатского края», 1902 г.// Но, не смотря на то, что этот первый опыт оказался неудачным, т.к. рыба испортилась при транспортировке, это событие принято считать отправной точкой в истории рыбной промышленности полуострова.

Именно «Русское товарищество котиковых промыслов» способствовало появлению первых японцев на полуострове, завезя их для ловли чавычи на два арендованных рыболовецких участка в устьях рек Камчатка в 1896 г. (66 чел.) и Столбовая в 1987 г. (130 чел.).

Нанимали японцев в связи с тем, что «только они знают этот способ посолки (сухой); кроме того, японские рыбаки в высшей степени привычны к холодной воде, к безостановочному труду; вовсе не требовательны в пище … чрезвычайно выносливы, и работают за сравнительно дешевую плату». //А.А. Прозоров «Экономический обзор Охотско-Камчатского края», 1902г.// В 1898 г. «Товарищество» арендовало еще два участка на реке Озерной и в Авачинской бухте (277 чел).

Перейдя на «сухой» способ засолки, «Товарищество» заготовило в 1897 г. 8 тыс. пудов рыбы и очень выгодно продало ее в Японии. Этот «сухой посол» надолго прижился на камчатских рыбалках и использовался вплоть до 1930-х гг.

Государство начинает обращать внимание на дальневосточные природные богатства и в 1898 г. при Приамурском генерал – губернаторе было учреждено особое управление государственными имуществами, в ведение которого вошла и рыбная промышленность.

В 1899 г. «Товарищество» вновь расширяет свой промысел и арендует уже 14 участков, в том числе и на восточном берегу Авачинского залива, в частности, в бухте Богатыревка Тарьинского залива. И опять же на них работают японцы (630 чел.).

«Вся масса рыбы, упромышленной японскими рабочими в камчатских водах за промысловый сезон 1899 года, была благополучно вывезена в Японию, и товарищество получило немалые барыши» //А.П. Сильницкий «Поездка в северные округи Приморской области»//

Это событие не осталось без внимания предприимчивых людей, и в 1900 г. с первой же почтой в Петропавловское окружное управление стали поступать многочисленные заявки на аренду рыболовных участков, как от людей чиновных, так и от простых обывателей.

«Рыбная промышленность на Камчатке продолжала развиваться. Участков в отчетном году роздано 50 (14 в 1899г.), рабочих японцев было 1454, в доход казны взыскано с промышленников 31. 449 руб. 65 коп, т.е. в 5 раз больше, чем 1899 г.; рыбы добыто около полумиллиона пудов». // Обзор Приморской области за 1900 г.//

Одним из первых отечественных исследователей, обративших внимание на важность производства из лососей именно консервов, как наиболее дорогостоящего и рентабельного вида продукции, был Н. В. Слюнин. Еще в 1895 г. он писал: "Дайте возможность развить рыбные промыслы в широких размерах, имея все данные для этого, устроив вывоз, что очень легко при громадном спросе на рыбную пищу на востоке, избавьте от гнетущей кабалы настоящей торговли урегулированием ее… и заброшенная Камчатка возродится. Она получит самостоятельную жизнь; не соболь будет давать ей жалкие крохи хлеба, а рыбные консервы обеспечат хороший заработок, создадут экономическое благосостояние жителей и разбудят их от вековой спячки, которая тяготеет над ними".

«Русское Товарищество котиковых промыслов», накопив определенный опыт в приготовлении соленой рыбной продукции, решает по примеру американцев перейти к производству лососевых "жестяночных" консервов, а так же тука и рыбьего жира. С этой целью в 1897 г. «Товарищество» было реорганизовано в «Камчатское торгово-промышленное общество», которому разрешалось в «Охотском, Беринговом и Камчатском морях с заливами, проливами и реками…» вести сельдяной, тресковый, лососевый и вообще рыбный промысел, а так же бить китов, охотится на морского зверя, добывать крабов и трепангов. КПТО могло «приобретать в собственность, а равно устраивать и арендовать промысловые и торговые заведения и склады с приобретением для сего движимого и недвижимого имущества, а также содержать для нужд пароходы и другие суда».

Кроме этого, «Общество» имело право на «устройство и содержание заводов … торговлю … добычу ископаемого угля в Камчатке». //Обзоры Приморской области, 1898 г., 1899 г.//

28 мая 1899 г. КПТО получает разрешение на десятилетнюю аренду еще двух земельных участков в Тарьинской бухте «общей площадью в 4 десятины, протяжением по берегу в 360 саженей и 40 саженей (всего 400 саженей береговой линии)». И приступает к строительству крупнейших по тем временам паровых «рыбообделочных заводов» консервного и жиротукового. Причем, эти принципиально новые предприятия «Общество» организовывало только на собственные средства, не требуя ни государственных субсидий, ни каких-то льгот и «твердо верило, что оно встретит всякое сочувствие в правящих сферах, а в случае надобности и поддержку». //А.П. Сильницкий «Поездка в северные округи Приморской области»//

За право пользование землей в казну выплачивалось по 1 копейке за каждую квадратную сажень (2,13 м). КПТО обязывалось «устроить оба промысловых заведения» в течение трех лет и «приготовлять ежегодно рыбных продуктов на сумму пошлин не менее 2.500 руб. или 50.000 пудов рыбы». Управление производством предоставлялось только русским подданным. В виде исключения, заводам разрешалось в течение пяти первых лет аренды иметь лишь около 5% русских рабочих от общего их количества, в следующую пятилетку – около 10 %.

«Рыбоконсервный «завод начали строить на берегу Тарьинской бухты, в восемнадцати верстах от Петропавловска. В этих местах лесу много, но он, тополёвый или берёзовый, сплошь дуплистый и корявый, для постройки не годится, и лес пришлось привозить извне: частию из Америки, частию из Японии и частию с Сахалина». Из Японии также завозился и необходимый для строительства кирпич. «Мало этого, в камчатских реках, дно которых всегда глинистое или каменистое, не нашлось даже такого песку, который нужен для каменной кладки, а морской песок не годится для этой цели, а потому из Японии привозили и песок, не говоря уже об извести.
…Местность, где построен завод, необыкновенно живописна. Завод построен на самом берегу, на несколько возвышенном плато, а в тылу заводских построек амфитеатром раскинулись горы, покрытия зеленеющим лесом»
. // Сильницкий А.П. «Поездка в северные округи Приморской области»//

Строительство рыбоконсервного завода в бухте Сельдевой Тарьинской губы.

На переднем плане ул. Школьная заводского поселка Сельдевая.

Консервный завод строился по типу наиболее совершенных на то время «лососевоконсервных» предприятий Аляски. Оборудовали его американскими машинами и механизмами, которые монтировались под руководством американских же инженеров. Строительство тукового завода шло под присмотром специалистов из Норвегии. Общее руководство осуществлялось американским инженером Смитом. Из-за отсутствия на Камчатке собственных рабочих, сюда доставили американцев, французов, японцев, шведов и норвежцев.

Сооружение обоих предприятий обошлось КПТО в очень крупную по тем временам сумму - 1,5 млн. рублей. //А.П. Сильницкий «Поездка в северные округи Приморской области»//

На новые заводы возлагались большие надежды. «Это предприятие русских капиталистов и есть то самое, что может оживить Камчатку и извлечь из ее несметных рыбных, и, вообще, морских богатств ту пользу, которую эта далекая страна может и должна дать».//ж-л «Вестник рыбопромышленности». – 1902. - № 2//

«В пустынной Тарьинской бухте целый год кипела работа…По всем направлениям двигалось множество рабочих: плотников, столяров, каменщиков, печников, слесарей, кузнецов и т. п. Рабочие-японцы в особых палатках на самом берегу, а рабочие прочих наций были размещены, кто в казарме, кто в дощатых бараках, кто в палатках».
«…и к концу июня сего года (1901 г.) в Камчатке, точно гриб, вырос консервный завод и начат постройкой гуановый
(жиротуковый) завод…» //А.П. Сильницкий «Поездка в северные округи Приморской области»//

Казарма для служащих рыбоконсервного завода.

К моменту начала эксплуатации первого камчатского РКЗ на берегу бухты Сельдевой «были возведены следующия постройки: 1) здание рыбоконсервнаго завода барачнаго типа, крытое волнистым железом, но не обшитое ещё тесом, за неприбытем онаго из Америки. На заводе этом были уже установлены и пущены в ход все машины …; 2) казармы для рабочих тёплыя, приспособленныя для зимняго жилья; 3) флигель для всех служащих, разделенный на множество комнат, для каждаго служащаго отдельно, и имеющий, кроме того, общия залы, где служащие собираются для обеда, чтения газет, книг и проч; 4) баня и прачечная, и 5) рядом с консервным заводом уже было положе¬но основание гуановому заводу, и выведена на две сажени его колоссальная железная труба». //А.П. Сильницкий «Поездка в северные округи Приморской области»//

Жиротуковый завод КПТО в Тарьинской губе.

Работа на РКЗ начиналась в пять часов утра. Рыба на баркасах доставлялась к берегу и при помощи специальных крюков перебрасывалась на стоящие под навесами столы. Здесь она потрошилась, чистилась и мылась, потом укладывалась в чан и вагонетками доставлялась к заводу. «От навеса к самому заводу проложены две линии дековильки, по которым во время работ непрерывно бегают вагонетки, движимыя канатом, накручиваемым на вал паровой лебедки». //А.П. Сильницкий «Поездка в северные округи Приморской области»//. Это был первый опыт использования микроколейной железной дороги на Камчатке.

Микроколейная железная дорога(декавилька) на рыбоконсервном заводе в Тарьинской губе.

Подготовленную рыбу специальная машина «круглыми ножами» разрезала на одинаковые куски. Другая машина – набивочная - заполняла этими кусками жестяные банки, в каждую из которых добавлялась порция соли. Далее банки, изготовленные здесь же в заводской мастерской, запаивались, проверялись на герметичность и доставлялись «в колоссальныя паровыя печи, каковых на заводе четыре. Варится рыба в печах текучим паром высокой температуры». Далее из готовых консервов удалялся находившийся в банках воздух, и они вновь запаивались, лакировались, отмывались и упаковывались в ящики.

Предприятие снабжали рыбой как заводские рабочие, так и местное население, которое сдавало ее по 8 копеек за штуку нерки, и по 3 копейки за штуку горбуши. Для местного населения вылов рыбы для нужд завода оказалась очень выгодным, т.к. в сезон 1901 г. они заработали очень приличную сумму.

«…мы пришли на так называемую подпругинскую рыбалку …. Здесь паратунские жители ловили для завода рыбу, причем невод у них был японского типа, полученный с завода. Рыба шла хорошо, и рыбаки были довольны своими делами. В течение дня на эту рыбалку два раза заходил паровой заводской катер, который и буксировал на завод пойманную рыбу, а в следующий рейс он привозил квитанцию за отвезенную рыбу, брал новую и т.д.» //А.П. Сильницкий «Поездка в северные округи Приморской области»//

Этот паровой катер был одним из первых плавсредств полуострова, к тому же оборудованный механической установкой и его появление в местных водах относиться именно к началу работы в б. Тарья рыбоконсервного завода.

Паровой катер КПТО «Камчатка»

Мощность рыбоконсервного завода составляла 800 ящиков по 4 дюжины, т.е. 48 банок весом 1 фунт (454 грамма) или 38 400 банок ежесуточно. Жиротуковый завод за сутки должен был выпускать 50 тонн удобрений.

Рыбоконсервный завод в Тарьинской губе.

«Появление в далёкой Камчатке такого крупнаго предприятия, как описанный рыбоконсервный завод и строящийся рядом с ним жирово-туковый завод, совершившееся так быстро и так неожиданно, сильно волнует камчатские умы. Одни не одобряют такой широкой постановки дела, ибо полагают, что заводу не хватит сырого материала, и предсказывают ему полный крах и даже в близком будущем, другие с этим не согласны и думают, что сырья хватит, и заводу поэтому предстоит блестящая будущность.
… Фабрично-заводское предприятие в Камчатке, да ещё на таких широких началах, ещё совершенно новое дело. Ни у кого, ни из сторонников, ни из противников завода, нет данных, подкрепляющих ни их оптимизм, ни их пессимизм»
. //А.П. Сильницкий «Поездка в северные округи Приморской области»//

Рыбоконсервный завод вступил в строй 8 июля 1901 года, туковый – весной 1902 года. А 29 ноября 1901 г. начинают действовать новые «Временные правила для производства в территориальных водах Приамурского генерал-губернаторства морского промысла». И, только что приступивший к выпуску продукции консервный завод оказался в затруднительном положении. Если первоначально, т.е. до запуска завода, КПТО имело право ловить рыбу на семи участках, то теперь вести промысел на четырех из них - в бухтах Лагерной, Усовской, Богородской и Богатырёвской запрещалось. Соответственно, в сезон, вместо предполагаемых 400.000 «хвостов» рыб, завод мог рассчитывать только на 140.000, что обеспечивало лишь одну треть его действительной производительности. Консервов было приготовлено недостаточно и понесенные расходы не были окуплены.

Возникли сложности и с обеспечением рабочей силой. Ранее ловить и обрабатывать рыбу позволялось иностранным, преимущественно, японскими рабочими, которые были «очень дешевыми и нетребовательными, а, главное, ловкими рыболовами». Теперь же, использование их труда запрещалось, а местных жителей, способных работать на промыслах было не достаточно. Завозить же работников из европейской части России было очень затратно и крайне рискованно в коммерческом плане.

К тому же, на момент заключения аренды на земельные участки, за вылов рыбы в водах этих участков не предусматривалось взимание платы. Но уже с 1900-го г. за промысел на каждом участке необходимо было выплачивать в казну 100 руб. На следующий 1901 г., когда завод уже стал производить продукцию, пошлина возросла до 200 руб. за участок. Т.е. стоимость арендованных участков превысила предполагавшиеся расходы.

Кроме этого, предприятие создавалось без предварительной оценки возможностей сырьевой базы в Авачинской губе, что привело к тому, что оно не было достаточно обеспечено сырцом. Существенную роль в неудаче сыграло плохое знание сырьевой базы.

«…Жители окрестных деревень рассказывали…, что деятельность завода настолько уменьшила ход рыбы в авачинских водах, что они опасаясь голода, решили систематически портить компанейские сети и сделали уже несколько удачных попыток, когда завод закрылся и избавил их от дальнейшей конкуренции». //Комаров В.Л. «Путешествие по Камчатке в 1908-1909 гг.»
«Важным представляется и то, что японский рынок, поглощавший соленую продукцию, консервов не брал, а на другие рынки, как русский, так и иностранный, выход еще не был найден».
//Бронштейн Л.Б. «Зарождение и первые годы развития рыбной промышленности Камчатки».

В общем, КПТО «попало в такое положение, что оно рискует не только не поставить эксплоатацию наших северных вод на должную высоту, на возможность конкурировать на австралийских и европейских рынках продуктами Камчатскаго (Беринговаго) и Охотскаго морей с американцами, но оно, предоставленное случайностям, рискует потерять в Камчатке свои капиталы, а с ними похоронить всякую надежду на какое бы то ни было промышленное оживление этой страны» //из «Прошения администрации КПТО военному губернатору Приморской области от 12 августа 1901 г»//

В конечном итоге уже первый сезон выдался неудачным. «Причиной этого стали неотрегулированные отношения между КПТО и государством в лице администрации Приморской области, в которую входила и Камчатка».//Гаврилов С.В. «Вдоль камчатских берегов», 2003//

Замечательная задумка - первый камчатский рыбоперерабатывающий завод, который мог изменить будущность не только Камчатки, но и всего огромного Приморского края - не встретил поддержки в правительственных кругах и был остановлен вскоре после своего запуска. Оба завода были перенесены в устье реки Камчатки (нынешний Усть-Камчатск), но здесь они не были даже запущены. «Представители Компании мне говорили, что гибель этого предприятия, есть результат настояния администрации иметь русских рабочих» //Г.А. Крамаренко Путешествие на Камчатку и обследование ее в рыбном отношении в 1907 г».

Цех рыбоконсервного завода в Тарье. Составлены штабелями баночки

В общей сложности, завод произвел около 10.000 ящиков продукции (48.000 банок) и эта первая камчатская промышленная продукция нашла своего потребителя. Более того, именно консервы из Сельдевской бухты познакомили россиян с лососевой рыбой в собственном соку, потому что «ко времени Международной рыбопромышленной выставки в 1902 г. в Петербурге появились впервые прекрасные консервы этого рода – камчатская лососина на манер американской, выпущенная огромной консервной фабрикой Камчатско - торгово – промышленного Общества …, построенной на Камчатке, на берегу Авачинской губы, недалеко от Петропавловска. Хотя эти консервы приготовлялись из неважной по своими вкусовым качествам кеты (суховатой сравнительно с европейской лососиной), но, тем не менее, они сразу же приобрели прочную репутацию и, будучи весьма доступными по цене (35 коп. фунтовая коробка) – стали быстро распространяться в самых широких слоях населения». //Арнольд И.Н. Рыбная промышленность. – М., Л., 1926. С.23.

Санкт-Петербуржская Международная рыбная выставка 1902 г. Экспонаты музея КПТО.

На месте первого камчатского рыбоконсервного завода некоторое время стояло небольшое селение, возникшее при строительстве завода и носившее название «Завод», «Заводкомпания» (КПТО в обиходе называли просто Компанией). Но к 1908 г. около брошенного завода остался лишь один крестьянский хутор и избушка сторожа, караулящего заводское имущество. //Комаров В.Л. «Путешествие по Камчатке в 1908-1909 гг.» А всего несколько лет назад «рыбный завод, даже в лето сего года (1901 г), когда он далеко ещё не был окончен, и когда его деятельность находилась ещё, так сказать, в стадии испытаний, уже производил впечатление и большей населённости, и большей оживлённости, чем самый Петропавловск, столица Камчатскаго края». // Сильницкий А.П. «Поездка в северные округи Приморской области»//

Остатки строений первенца камчатской рыбоконсервной индустрии сохранялись вплоть до начала 30-х годов 20 века. Губерноское бюро РКП (б) в информационном отчете Дальбюро ЦК РКП(б) от февраля 1924 г. сообщало: «Невдалеке от Петропавловска (24 версты) в Тарьинской бухте, имеющей выход на океан только через Авачинскую губу, стоит полуразрушенный, когда-то колоссальный для Камчатки, русский рыбоконсервный завод. Восстановить его, по-видимому, невозможно, да и бесцельно, так как Авачинская губа уже не имеет достаточного количества рыбы для обработки на нем».

Тем не менее, этот рыбоконсервный завод был первый промышленным предприятием на полуострове, произведшим товарную продукцию. А жители города Вилючинска могут гордиться тем, что именно в бухте Сельдевой Тарьинской губы зарождалась рыбная промышленность Камчатки.