Виртуальный тур

Аудиоэкскурсии

Знамя Победы
Сказка о Вилючинске
Дорога жизни
Сталинград
Яндекс.Метрика

Архивные материалы

 

ЧЕЛОВЕК. ПОДВОДНИК. ГЕРОЙ.

(К 85-летию со дня рождения Героя Советского Союза
контр-адмирала Л. Н. Столярова)

 

   85 лет назад, 2 января 1930 года в деревне Гремучий Ключ под Калугой в простой рабочей семье родился десятый ребенок – будущий подводник, Герой Советского Союза, контр-адмирал Лев Николаевич Столяров.

   Рос Лева Столяров бедовым, хулиганистым и, несмотря на то, что был «отличником», соседи не пророчили ему ничего доброго. Детство его пролетело быстро. Летом 41-го грянула война. Два старших брата ушли на фронт. Лева решил – хватит учиться, пора воевать. Несмотря на то, что семья была эвакуирована на Урал, решение свое Лева не переменил и сбежал-таки на фронт. И, конечно же, был пойман и возвращен в лоно семьи. Родитель, сделав ему отеческое «внушение» ремнем, отправил беглеца в школу.

   В 1942 году Калуга была освобождена от фашистских захватчиков и Столяровы вернулись на родину. Лев бросает все-таки школу и идет работать, но после энергичного вразумления отца, поступает в железнодорожное училище № 1 при Калужском вагоностроительном заводе по специальности слесаря-ремонтника (1943 г).

   Почти все взрослые мужчины были на фронте. А фронту все в более возрастающих размерах требуется поставка отремонтированного подвижного железнодорожного состава (паровозов, железнодорожных цистерн, «теплушек» и т. п.). К станкам Калужского вагоностроительного завода приходят подростки. Среди них и окончивший училище 14-летний Лева Столяров (1944 г.). Недолгие месяцы ученичества, и освоивший специальность слесаря-ремонтника, подросток, наравне с взрослыми выполняет наиболее ответственные работы по восстановлению и ремонту подвижного состава железной дороги. Одновременно с этим он поступает в 8-й класс школы рабочей молодежи. Работа парнишке нравилась, а вот учиться было тяжело. Ведь в то военное лихолетье подростки трудились наравне со взрослыми рабочими по восемь часов, их только не оставляли на сверхурочные работы. Три раза бросал Лев ШРМ и если бы не вмешательство соседки-учительницы, которая каждый раз активно подключала отца, вряд ли Лев окончил 10 классов.

   Но вот аттестат об окончании школы рабочей молодежи получен и перед Столяровым-младшим встал вопрос: что делать дальше? Захотелось настоящей свободы и романтики. Старший брат, учившийся в военно-морском училище, подсказал, как освободиться от строгого присмотра отца. 19-тилетний Лев на всякий случай решил податься подальше от дома – на Дальний Восток, узнав, что во Владивостоке производится набор в Тихоокеанское высшее военно-морское училище. Ни средств, ни возможностей в послевоенные годы в семье особых не было, так что большую часть пути будущий подводник провел на крыше товарного вагона.

   С направлением от военкомата Лев Столяров переступает порог Тихоокеанского Высшего военно-морского училища имени С. О. Макарова. Поступает с первой попытки и… “заболевает” морем. Учится он хорошо и устанавливает непостижимый для себя рекорд: за все годы учебы — не получил ни одного взыскания.

   В октябре 1953 году Лев Николаевич заканчивает училище, в мае 1954 года – курсы офицерского состава подводного плавания при 51-м учебном отряде Тихоокеанского флота.

   Озорство молодости ушло в прошлое. Его друзья и товарищи по учебе в училище и на курсах, отмечали его природный дар – умение располагать к себе людей. В общении с ним любому собеседнику было легко и просто. Общительность, отзывчивость, легкая приспособляемость к различным обстоятельствам службы и быта, выдержанность – такую характеристику давали ему и его командиры-наставники. Эта удивительная способность ладить с людьми, устанавливать с ними контакты, дружеские взаимоотношения, в определенной степени влиять на их поведение сослужили ему в будущем хорошую службу.

   Дальнейшее прохождение службы Льва Столярова характерно для людей устремленных, влюбленных в дело, которому они служат.

   Всего за полгода он сдает зачеты на самостоятельное управление артиллерийской и минно-торпедной боевой частью. Этому способствуют его исключительно большая работоспособность, высокое чувство ответственности и похвальное стремление занять достойное место в иерархии военно-морской службы молодого офицера, место, соответствующее его способностям и призванию истинного моряка-подводника.

   В послевоенные годы (вплоть до 1954-1955 гг.) многие советские подводные лодки, принимавшие участие в боевых действия, недавно закончившейся войны, имели на вооружении, кроме минно-торпедного оружия, и артиллерийское вооружение. Отлично знающий это вооружение Лев Столяров после окончания курсов подводного плавания в декабре 1955 г. назначается командиром БЧ-2-3 средней дизельной подводной лодки "С-163" Балтийского флота, а в феврале 1957 г. становится старшим помощником командира этой же лодки.

   «Командиром минно-торпедной части служил Лёва Столяров. Человек не свойственной для военного того времени скромности и внешней неторопливости». (Из книги "Записки рядового адмирала" А. А. Усова, который в 1954-56 гг. служил в 156-й бригаде подводных лодок, дислоцированной в Усть-Двинске (район Риги).

   В те времена подводные лодки плавали мало, поэтому с октября 1957 года по декабрь 1958 года Л. Н. Столяров проходил службу на надводных судах Министерства морского флота. Во время плавания на теплоходе "Маршал Говоров" он совершенствовал свои практические навыки в кораблевождении в качестве штурмана. После чего, с декабря 1958 года по июль 1959 года, проходил обучение на Высших ордена Ленина специальных офицерских классах ВМФ, по окончании которых получил назначение. Об этом назначении он и не думал, не гадал: ему предстояло стать помощником командира АПЛ К-21 Северного флота (июль 1959 г. – март 1962 г). Не гадал, потому что и не подозревал, что такие лодки уже существуют в советском подводном флоте.

   Новая техника требовала от подводников основательного теоретического и практического обучения. Лев Николаевич проявил не только усердие, но и высокий профессионализм, в нем, по мнению сослуживцев, уже тогда отчетливо угадывался будущий командир корабля.

   Из воспоминаний адмирала флота Владимира Николаевича Чернавина, в бытность его командиром атомной ПЛ, а впоследствии – Главнокомандующего Военно-Морским Флотом:«Старательный, добросовестный, искренне преданный службе, Лев Николаевич стремился максимум времени проводить на корабле с личным составом. Утром он убегал на службу раньше меня, а вечерами, уже после окончания занятий и работ на атомоходе, засиживался в казарме. Была у него "слабость" – любил поговорить с моряками. Зайдешь к нему в каюту и чаще всего видишь такую картину: сидит нахмуренный Столяров, курит, трет ладонью колено, а перед ним кто-либо из моряков исповедуется, порой со слезой на глазах.

   Моряки уважали и любили помощника, несмотря на его строгую требовательность, и если что-то случалось, то сами шли к нему на откровенный разговор. Знали, что поблажек от помощника не дождешься, но то, что он поймет, поможет, ни у кого не вызывало сомнений. А это очень важно в работе с людьми. Не поблажек они ждут от своих командиров, а понимания, справедливости, умения прийти на выручку в сложных жизненных ситуациях».

   С марта 1962 года по январь 1964 года Столяров служил старшим помощником командира АПЛ "К-14", с января 1964 года по сентябрь 1965 года – командиром АПЛ "К-5".

   В представлении соседей Столяров-младший так и остался проказливым. В прошлые приезды его всегда видели в военно-морской форме, а тут приехал переодетым. "Как был шпана, так и остался!" – решила соседка и, недолго думая, поехала в военкомат со своими подозрениями. К ничего не подозревавшим Столяровым вдруг нагрянул работник военкомата. Проверил документы. Конечно, все подозрения были тут же сняты, но окончательно успокоились соседи только через несколько лет, узнав, что их земляк стал Героем Советского Союза, совершив свою легендарную подводную совместную «кругосветку», которую никто не повторил и поныне.

   8 сентября 1965 г. Лев Столяров назначается командиром атомной ПЛ К-133 Северного Флота. В суровую полярную ночь 1 февраля 1966 г. из Кольского залива вышли две атомные субмарины: ракетоносец К-116 (командир капитан 2 ранга В. Т. Виноградов) и сопровождавшая его многоцелевая АПЛ К-133 (командир капитан 2 ранга Л. Н. Столяров). В открытом море они надолго погрузились, маршрут их был для лодок необычным.

   Советские субмарины должны были, ни разу не поднимаясь на поверхность, пройти по заранее определенному маршруту на заранее согласованной дистанции друг от друга, координируя свои действия между собой. При этом подводные лодки во избежание провокаций со стороны американцев должны были оставаться незамеченными на протяжении всего пути, и поэтому маршрут был проложен по пустынным районам.

   Тактическая группа, через 52 суток, пройдя 21 тыс. морских мил, совершила трансокеанский переход с Северного на Тихоокеанский флот вокруг Южной Америки проливом Дрейка, и всплыв около берегов Камчатки, 26 марта 1966 г ошвартовались в бухте Крашенинникова.

   Поход прошел успешно, техника работала исправно, мелкие неполадки устранялись личным составом корабля, проявлявшим смелость, находчивость и профессионализм.

   В отчете за поход отмечено: «Переход совершен скрытно. Деятельность ВМС вероятного противника носила повседневный характер и никакого влияния на выполнение задачи не оказала».

   Из воспоминаний участника перехода Героя Советского Союза И. Морозова: «На переходе нам приходилось преодолевать зоны активного действия ВМС НАТО и США. Соблюдая скрытность и получая от центра необходимую информацию, контр-адмирал А. Сорокин выбирал наиболее безопасные участки маршрута. По имеющимся позднее данным противолодочным силам «вероятного противника» обнаружить нас не удалось. Полной неожиданностью для всего мира стало официальное заявление министра обороны маршала Советского Союза Р. Малиновского «об успешном завершении группой атомных лодок кругосветного похода только в подводном положении...» Говорили, что после этого начальник разведки ВМС США лишился своего поста».

   Дочь Л. Н. Столяра вспоминает: «…во второй половине 80-х, когда отношения нашей страны с США значительно потеплели, какое-то американское издательство проводило фотосъемки для альбома, если не ошибаюсь, он должен был называться "Один день из жизни СССР", …Им все показывали, рассказывали, папа принимал их у себя. Они фотографировали, задавали много вопросов. И тут один из членов делегации спрашивает:

   – Г-н Адмирал, так, значит. Вы получили награду в такие-то годы за такой-то поход?

   – Ну, да, – отвечает папа, – Я тогда командовал одной из лодок.

   – Видите ли в чем дело, – говорит американец, – я ведь в те годы служил в ВВС США и у меня было задание Вашу лодку найти. А я так и не смог найти. Папа рассмеялся:

   – Ну что ж, за это я и получил награду, а теперь, получается, что и благодаря Вам…»

   За успешное выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм гвардии капитану 2-го ранга Столярову Льву Николаевичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11252).

   Из наградного листа: «...Столяров Л. Н., благодаря отличным знаниям энергетической установки корабля, средств движения и навигационного вооружения успешно управлял ПЛ в сложных условиях длительного подводного плавания в малоизученных районах Тихого и Атлантического океанов, в том числе среди айсбергов и ледяных полей в проливе Дрейка и водах Антарктики...»

   Прибыв на Краснознамённый Тихоокеанский флот, Столяров с июня 1966 года по август 1967 года продолжил службу на той же АПЛ "К-133", зачисленной в состав дивизии подводных лодок Камчатской военной флотилии.

   С августа 1967 г. по июнь 1970 г. Л. Н. Столяров являлся слушателем Военно-морской академии имени Н. Г. Кузнецова, а после ее окончания с июля 1970 по февраль 1971 г. служил заместитель командира дивизии атомных подводных лодок Камчатской военной флотилии КТОФ.

   «Насколько я понимаю, папу ждала успешная карьера на флоте. …Но вмешалась судьба …болезнь, осложнение. Врачи не рекомендуют служить на подводных лодках». (Из воспоминаний дочери С. Н. Столяровой).

   И в марте 1971 года Лев Николаевич становится начальником отделения заочного обучения Военно-морской академии имени А. А. Гречко в Ленинграде.

   «…Папа служит в ВМА. Передает опыт. Но явно чего-то ему не хватает. Нам дали квартиру в центре города. Рядом с Нахимовским училищем, как будто это какой-то знак. И вот еще один поворот судьбы, теперь уже счастливый, я думаю, не только для него, но и для многих его воспитанников. Предыдущий начальник уходит на повышение. Л. Н. Столяров становится начальником училища и, как говорится, оказывается "в своей тарелке". (Из воспоминаний дочери).

   Лев Николаевич руководил Ленинградским Нахимовским военно-морским училищем на протяжении 11 лет – с января 1979 г по февраль 1990 г.

   В аттестации начальника ЛНВМУ контр-адмирала Столярова Л. Н. указывалось: «Училищем руководит уверенно, пользуется большим авторитетом и любовью у нахимовцев. Хороший педагог, умело использует свою богатую морскую практику для воспитания любви к морской службе, обладает хорошими методическими данными и личным опытом образцовой службы. Уставную требовательность к воспитанникам сочетает с отцовской заботой об их быте, хорошо знает настроение обучаемых, у воспитанников к нему доверительное отношение».

   Все, кто служил или работал в Нахимовском училище под командованием Льва Столярова, отзываются о нем с большой теплотой и глубоким уважением. Душевная щедрость, умение располагать к себе, внимательное и уважительное отношение к нуждам и запросам подчиненных, особенно к нуждам своих воспитанников, снискали Льву Николаевичу славу человека требовательного, но доброго, взыскательного, но заботливого.

   «Двери в приемной начальника училища контр-адмирала Льва Николаевича Столярова всегда были открытыми. Любой офицер, преподаватель или даже курсант-нахимовец мог прийти к нему, высказать свои наболевшие вопросы, «излить», если надо, душу. Был ли он добрым? Я бы не стал ставить так вопрос. Он был строг и требователен! Но одновременно чрезвычайно заботлив и внимателен, особенно к своим воспитанникам». (Капитан 2 ранга запаса, в настоящее время преподаватель физики Нахимовского училища Ю. К. Иванов).

   «О Льве Николаевиче Столярове можно сказать, что это был уникальный человек – требовательный и одновременно внимательный к нуждам, взыскательным и одновременно добрым. Именно эти положительные качества личности его характера во многом предопределили успех воспитательной работы с курсантами. Нахимовцы не просто его любили, они обожали его. Между собой называли «наш Дед». Не просто «Дед», а именно – «наш Дед», подчеркивая тем самым преемственные связи между собой и старшими поколениями. Впрочем, так оно и было. Ведь, в его душе все нахимовцы – это его внуки» (Преподаватель химии и биологии Нахимовского училища М. М. Волкова)

   Сам Лев Николаевич признавался: «Иметь дело с юношами-нахимовцами, пожалуй, сложнее, чем с теми, кем я командовал на флоте. Ведь во время учебы в Нахимовском училище определяется судьба каждого юноши.

   Сбудутся ли его мечты? Когда у нахимовца сформируется убеждение в правильности выбранной цели, никакие жизненные коллизии и испытания не свернут его с избранного пути».

   «Все свои силы, знания и опыт папа без остатка отдает училищу и нахимовцам. Оно, по сути, стало его вторым домом…

   Особенно любимым папиным детищем стал летний лагерь на берегу Нахимовского озера. Именно в те годы благодаря его усилиям лагерь был настоящей учебной базой для будущих моряков. Морская подготовка, занятия, шлюпки, спорт, даже подсобное хозяйство было организовано: выращивались фрукты и ягоды, которыми потом всю зиму кормили нахимовцев». (Из воспоминаний дочери С. Л. Столяровой).

   7 мая 1980 года капитану 1-го ранга Столярову Л. Н. присвоено воинское звание "контр-адмирал".

   «Шло время, заканчивались 80-е годы, многое поменялось, страна стала разваливаться, и это было видно уже невооруженным глазом. Многое папа не понимал и не принимал. Он вообще не любил беспорядка во всех смыслах, а беспорядочность и развал неумолимо надвигались. Разговор о приближающейся пенсии у нас дома был словно под запретом. Я понимала, как тяжело ему будет расставаться с училищем, с нахимовцами, со своим любимым делом, которое он любил и по-настоящему умел. Но, надо было давать дорогу молодым, да и в военных ведомствах все изменилось, все сложнее и сложнее было отстаивать интересы и нужды училища и военного образования в целом». (Из воспоминаний дочери С. Л. Столяровой).

 

   В феврале 1990 г. контр-адмирал Л. Н. Столяров увольняется из рядов ВМФ. Когда Лев Николаевич почувствовал, что срок отмеренной ему жизни подходит к концу, он попросил похоронить его не на престижном кладбище, как это обычно принято, а рядом со своим любимым детищем – летним лагерем нахимовцев. Последняя воля Героя Советского Союза была исполнена. Он погребен у озера «Нахимовское» близ ст. Каннель-Ярви Октябрьской железной дороги.

 

 

 

 

 

 

 Использованы электронные ресурсы:

www.nvmu.ru/memorial

backup.flot.com/publications/books/shelf/motherlandsons/

gazetam.ru/yanvar/vozmuzhavshiy-v-glubinah-morey.htm

old.redstar.ru

vnmazurenko.blogspot.com

www.vest-news.ru

ruskline.ru

 "Морской сборник", 2006, № 11.