Виртуальный тур

Аудиоэкскурсии

Знамя Победы
Сказка о Вилючинске
Дорога жизни
Сталинград
Яндекс.Метрика

Архивные материалы

 

НАЧАЛО БОЛЬШОГО ПУТИ…
(рождение камчатского подводного флота)

  

   В 1731 году (21 мая по новому стилю или 10 мая - по старому) «для защиты земель, морских торговых путей и промыслов» были учреждены Охотская военная флотилия и одноименный военный порт. Они стали первой постоянно действующей военно-морской единицей на северо-восточной окраине России. Собственно, с этого дня и ведется сегодня официальный отсчет ратной деятельности отечественного Тихоокеанского флота. (Установлен приказом Главнокомандующего ВМФ РФ от 15 июля 1996 года № 253). Подводным флотом Российская империя обзавелась значительно позже - уже в 20 веке. На Тихом океане первые субмарины появились в конце 1904 г, а уже в первый день следующего года они были сведены в «Отдельный отряд миноносцев» (так первоначально именовались подводные лодки) Владивостокского порта. Наверно, можно сказать, что история российского подводного флота начиналась именно во Владивостоке, где со времен Русско-Японской войны 1904-1905 гг. и до 1916 г. существовало первое в стране боевое соединение подводных сил. Эта война стала первой в мировой истории, в которой принял участие новый тип корабля - подводные лодки. И хотя они, в общем-то, и не воевали по - настоящему, т.к. приходилось вести бесконечные доделки, но само их присутствие явилось сдерживающим фактором для японского флота и расценивалось как реальная угроза. А 19 марта 1906 года указом «О классификации военных судов российского императорского флота» субмарины были выведены в самостоятельный класс боевых военно-морских кораблей, и этот день стал днем рождения подводных сил России.

   Накануне судьбоносной для страны Октябрьской революции 1917 г. в состав российского военно-морского флота входили 52 ПЛ. Т.е. по количественному составу подводный российский флот не уступал флотам многих крупнейших морских держав. После революции, Гражданской войны и военной интервенции ТОФ потерял почти весь свой корабельный состав, а береговое имущество было разрушено. Дальневосточные подводные лодки к этому времени либо были переведены на фронты Первой мировой войны, либо уже пришли в негодность.

   Возрождаться как боевая единица Тихоокеанский флот стал в 1930-х гг, когда стратегические интересы России были перенесены на Дальний Восток. Но сначала, в октябре 1920 г. вся дальневосточная территория от Байкала до Тихого океана была объявлена самостоятельной, формально независимой от России Дальневосточной республикой, которая стала своеобразным буфером для российских территорий от агрессии со стороны Японии.

   Большевики, уже пришедшие к власти в европейской и центральной частях России, имели свои интересы на Дальнем Востоке. Поддерживая создание ДВР, они смогли выиграть время и освободить дальневосточные земли от интервентов без прямого военного столкновения с Японией.

   В ДВР были созданы собственные Морские силы, состоящие из Амурской военной флотилии, Байкальского дивизиона судов, а так же, части судов Сибирской военной флотилии. 1 августа 1921 г. они были преобразованы в Народно-революционный флот ДВР, и к январю 1922 г. имели 15 боевых кораблей и вспомогательных судов.

   В ноябре 1922 г. буферная республика вошла в состав Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, и, Народно-революционный флот стал именоваться сначала Красным флотом, а затем Морскими силами на Дальнем Востоке. В 1926 г. были расформированы, как и весь российский флот, лишившийся статуса вида Вооруженных Сил и включенный в состав сухопутной армии.

   Вновь дальневосточные военно-морские силы были созданы в апреле 1932 г.

   Этому предшествовали в очередной раз осложнившиеся отношения с соседней Японией. Вообще-то, эти отношения всегда были сложными из- за территориальных претензий Японии сначала к царской России, а потом и Советской. А в 1931 г. Страна восходящего солнца оккупировала северо-восточную часть Китая (Маньчжурию) и тем самым создала плацдарм для захвата всего остального Китая, а так же и для нападения на СССР. Граница между СССР и Китаем, по сути, стала не советско-китайской, а советско-японской.

   Помимо этого, вдоль советского тихоокеанского побережья стали регулярными полеты американских разведывательных самолетов, а их подводные лодки заходили в наши территориальные и даже внутренние воды.

   Таким образом, к началу 1932 г. на Дальнем Востоке образовался военный очаг, вынудивший Советское правительство принимать меры по обороне своих дальневосточных границ, как сухопутных, так и морских. И, учитывая сложившуюся международную обстановку, 21 апреля 1932 г. было принято решение о создании Морских Сил Дальнего Востока.

   Здесь предполагалось иметь 30 подводных лодок типа «Л», 4 легких крейсера, 16 эскадренных миноносцев, две авиаэскадрильи дальней разведки, 1 смешанную авиабригаду тяжелых и легких бомбардировщиков и 1 истребительную авиаэскадрилью. В дальнейшем, по мере усиления корабельного состава ТОФ, намечалось увеличение количества кораблей и в районе Камчатки. Во взаимодействии с береговой артиллерией они должны были надежно оборонять побережье этого полуострова.

   В числе первых военно-морских соединений на Дальнем Востоке формировались именно бригады подводных лодок. Личный состав для них поступал с Балтийского и Черноморского флотов. Одновременно началось создание кораблестроительных предприятий во Владивостоке и Хабаровске, а несколько позже и в Комсомольске-на-Амуре.

   В этом же 1932 г. в обстановке строжайшей секретности в Ленинграде началось строительство новых 12 субмарин типа «Щ» 5-й серии. Предназначались они специально для Тихого океана, и секциями, т.е. в разобранном виде, доставлялись по железной дороге на дальневосточные судостроительные заводы для окончательной сборки и ввода в строй. До конца 1933 г. было собрано еще семь лодок этой серии. Надо отметить, что этот класс советских подводных лодок стал самым многочисленным из всех довоенных.

   В последующие годы для флота строились более совершенные ПЛ проектов «Щ», а так же проектов «К», «М», «Л».

   Первым соединением Морских сил ДВ стали 1-я морская бригада - бригада тральщиков (ТЩ) и 2-я морская бригада - бригада ПЛ типа «Щ». Параллельно с возрождением кораблей дальневосточного флота началось строительство береговой инфраструктуры для базирования морских сил. К началу 1935 года МСДВ выросли настолько, что фактически представляли собой организационно оформленный военно-морской флот. И, исходя из этого, 11 января 1935 г. правительством принимается решение о переименовании Морских Сил Дальнего Востока в Тихоокеанский флот.

   В этом же году вступают в строй 28 ПЛ типа «М» - «малютки». Это были первые в мировом подводном флоте боевые малые подлодки, причем цельносварной конструкции. Доставлялись на ТОФ они так же по железной дороге, но в полностью собранном состоянии.

   За достаточно короткий срок, всего за четыре года - с 1933г. по конец 1936 г. - МСДВ (ТОФ), не имевшие ранее ни одной субмарины, получили 65 подводных кораблей. Для укомплектования огромного числа внезапно возникших вакансий потребовалось множество моряков-подводников Балтийского и Черноморского флотов. Бригада «малюток» вообще изначально формировалась из местных кадров на Черном море.

   Камчатка в конце 1920-х - начале 30-х годов, по сравнению с другими дальневосточными территориями, находилась в особенно тяжелом положении. В ее водах хозяйничали боевые корабли ВМС Японии. Сил советских погранвойск, состоявших из стрелкового полка, эскадрона кавалерии и артиллерийского дивизиона, не хватало для защиты обширного побережья полуострова. Необходимо было принимать срочные и радикальные меры. Учитывая важное экономическое и военное значение Камчатки штаб ТОФ 22 ноября 1935 г. составил «Записку по обороне Камчатки», в которой предлагалось в кротчайшие сроки создать надежную защиту полуострова. И в 1936 г. приказом командующего ТОФ начинает формироваться Камчатский Укрепленный район.

   8 февраля 1936 г. по приказу № 008 командующего ТОФ было начато формирование дивизиона больших подводных минных заградителей типа «Л». Новому соединению было присвоено наименование 9-й дивизион 4-й бригады подводных лодок (10 апреля 1936 г вышел приказ командующего ТОФ № 0022), а для введения в заблуждение вероятного противника в служебной переписке употреблялось условное наименование «6 морская бригада». Для размещения личного состава субмарин было выделено гидрографическое судно «Приморье», переданное из Гидрографического отдела ТОФ.

   Через несколько месяцев 10 апреля 1936 г. была установлена новая нумерация всех существующих на флоте бригадных дивизионов и в 4-ой бригаде ПЛ их стало числиться уже два: шло формирование 41 отдельного дивизиона ПЛ (ОДиПЛ) //материалы Гос. Архива ВМФ СССР// и 42 ДиПЛ. Однако, самих субмарин еще не было. Первые три «эльки»: «Л-7», «Л-8», «Л-9», доставленные в 1935 г. по железной дороге в виде разобранных секций из Ленинграда во Владивосток, проходили сборку и только в конце 1936 года они были зачислены в состав 41-го отдельного дивизиона 4-й бригады подводных лодок, дислоцировавшихся в бухте Золотой Рог. В ноябре 1937 г. бригаду пополнила еще одна субмарина - «Л-10», вошедшая в 42- й дивизион. В октябре-декабре 1938 г. вошли в строй «Л-11», «Л-12», «Л-13», «Л-14», «Л-15», «Л-16», в августе – ноябре 1939 г. – «Л-17», «Л-18», «Л-19».

   19 августа 1936 г. началось формирование штаба и политотдела 4-й БрПЛ с дислокацией во владивостокской бухте Золотой Рог.

   К этому времени (конец 1930-х гг.) вновь возрастает напряженность в отношениях между СССР и Японией. Последняя, проверяя «крепость границ и нервов» советского Дальнего Востока, совершала пограничные провокации от Приморья до Монголии. В северных районах Охотского моря и в Беринговом море, вплоть до Чукотки, активизировались действия военно-морского флота Страны восходящего солнца. Японцы держали под своим контролем все проливы, которыми пользовались советские суда при выходе в Тихий океан, т.е. фактически заперли их в собственных внутренних водах. К тому же, перед второй мировой войной Япония фактически контролировала рыбную и иную хозяйственную деятельность в камчатских водах.

   ТОФ к 1938 г. имел четыре бригады подводных лодок, выполнявших роль сдерживающего фактора для военного флота Японии, который был достаточно силен, но очень зависел от морских коммуникаций.

   2 июля 1938 г. Военный совет ТОФ определил камчатскую бухту Тарьинскую (ныне – б. Крашенинникова) местом базирования 41-го отдельного дивизиона дизельных ПЛ. А 29 июля грянули Хасанские бои, и допуская начало крупномасштабной войны с Японией и попытку захвата Камчатки, командование направляет на полуостров первые субмарины «Л-9» и «Л-10» 4-й бригады ПЛ ТОФ. Прибыли они 15 августа 1938 г., но обосновались вовсе не в Тарьинской, а в петропавловской бухте Раковой.

   Дело в том, что к моменту развертывания морских сил на ДВ (1932 г.) в советском флоте уже имелся определенный опыт берегового базового строительства, но в дальневосточном регионе решение этого вопроса затянулось на достаточно продолжительное время. Создать полноценную базу в то время было невозможно по экономическим и организационным причинам. И можно сказать, что формирование Камчатского подводного флота осуществлялось буквально «на голом месте», т.к. прибывшие сюда лодки не имели собственного корабельного хозяйства.

   На западном берегу полуострова Лахтажный должна была быть выстроена система сооружений со специальным оборудованием, способная обеспечивать подлодкам надежную стоянку и обслуживание, а их экипажам комфортное размещение в будущем военном городке. А пока для обеспечения базирования субмарин была использована самоходная плавучая база «Саратов», вместе с ПЛ вошедшая в состав соединения. По негласному правилу 4 бригады ПЛ эта плавбаза придавалась той бригаде, которая только приступила к формированию своих подразделений и еще не владела необходимой для базирования инфраструктурой.

   Плавбаза удовлетворяла минимальные нужды первых камчатских подводников. Грузовые трюмы судна использовались как складские помещения для боеприпасов, топлива, запасных частей, продовольствия, а так же как мастерские для проведения навигационного, т.е. мелкого ремонта. На ней же находились жилые помещения подводников.

   В целом, такое положение с береговыми базами было присуще всему Тихоокеанскому флоту. Командующий ТОФ И.С. Юматов в 1940 г. отмечал: «Мы имеем некоторое количество береговых баз на Тихом океане, однако эти базы имеют только наименование баз, и совершенно никакого оборудования не имеют. Практически это не базы, а тихие заводи, Де-Кастри и Николаевск, Петропавловск не имеют не только оборудованных мастерских, но даже мест стоянок кораблей. Поэтому пользоваться ими как базами чрезвычайно трудно…».

   Отсутствовала так же собственная ремонтная база. В дальнейшем, конечно же, планировалось развернуть строительство судоремонтного завода. Но пока, 23 августа 1938 г. было начато строительство специального цеха при Петропавловской судоверфи для ремонта и обслуживания кораблей ТОФ на Камчатке.

   В 1939 году Тихоокеанский флот располагал 13 подводными минными заградителями типа «Л». 5 ноября 1939 г. был окончено формирование 4-ой БрПЛ. В ее состав вошли:

   • 41 отдельный дивизион - «Л-7», «Л-8», «Л-9», плавбаза «Саратов» с дислокацией в Петропавловске-Камчатском;

   • 42 дивизион - «Л-10», «Л-11», «Л-12»;

   • 43 дивизион - «Л-13», «Л-14», «Л-15», «Л-16»;

   • 44 дивизион - «Л-17», «Л-18», «Л-19», плавбаза «Приморье» и «Теодор Нетте» с дислокацией во Владивостоке.

   Подчинялась 4-я БрПЛ и, соответственно, 4-й ОДПЛ, непосредственно Военному Совету ТОФ. Контроль и руководство боевой подготовкой 41-го ОДПЛ было возложено на командира 4-й Бригады ПЛ, в гарнизонном отношении он подчинялся коменданту Камчатского укрепленного района.

   На пустынном берегу полуострова Лахтажный шло сооружение береговой базы № 361: отсыпался берег под причальную стенку, строились торпедная мастерская, баня, пекарня, камбуз для личного состава и т.д. А экипажи ПЛ осваивали районы в Беринговом и Охотском морях. Производили учебные минные постановки, разведку и отработку операций по высадке разведывательных и диверсионных групп.

   На случай возможной войны СССР с Японией в 1939 г. перед Тихоокеанским флотом были поставлены определенные задачи:

   • активными действиями ПЛ и минными заграждениями не допустить доступ сил противника в Татарский пролив;

   • крейсерскими операциями ПЛ и авиации на путях сообщения в Японском море, Тихом океане, у южных берегов Кореи и в Желтом море сорвать перевозки Японии и подорвать ее экономическую мощь.

   В апреле-мае 1941 г. подводные тихоокеанские соединения были снова реорганизованы. Количество бригад уменьшилось до трех, а число субмарин в каждой увеличилось. 41-й отдельный дивизион был преобразован в 3-й отдельный дивизион ПЛ Петропавловской военно-морской базы.

   Плавбаза «Саратов» перешла к своему постоянному месту базирования к зарождавшемуся поселку подводников - Лахтажному. До постройки пирса № 1 лодки швартовались к борту, стоящей лагом к берегу, плавбазы. Состав подводных лодок 3-го отдельного дивизиона, время от времени, изменялся за счет переформирования 4-й Бригады ПЛ. На 22 июня 1941 г. в его состав входили субмарины: «Л-9», «Л-11», «Л-12», «Л-14», «Л-15», «Л-16». В октябре 1942 г. прибыла «Л-13», в июле 1943 г. «Л-9» и «Л-10», в октябре этого же года - «Щ-105» и «Щ-106», в сентябре 1944 г. - «Л-8». В августе 1942 г. исключены из дивизиона «Л-10» (убыла в средний ремонт), в сентябре этого же года - «Л-15» и «Л-16» (убыли на Северный флот), убыли во Владивосток и Комсомольск-на-Амуре в сентябре 1943 г. «Щ-115» и «Щ-114», в сентябре 1944 г. - «Л-7».

   На момент начала Второй мировой войны подводный флот Советского Союза насчитывал в своем составе 211 ПЛ. Из них 85 единиц несли службу на Тихоокеанском флоте. С июня 1941 г. ТОФ стал резервом действующих флотов и фронтов. Подводники-тихоокеанцы пополняли экипажи лодок Черноморского флота. Ряд новых ПЛ с наиболее подготовленными экипажами с целью усиления переходили на Северный флот. Среди них и две лодки 3-го отдельного дивизиона. 29 сентября «Л-15» и «Л-16» вышли в дальний поход. 11 октября «Л-16» погибла, атакованная неизвестной ПЛ. «Л-15», завершив переход, прибыла на Северный флот, где воевала до окончания Великой Отечественной войны.

   В декабре 1944 г. был разработан «Общий план действий Тихоокеанского флота», главные операции которого сосредотачивались на Японском море и Татарском проливе. Основной задачей ПЛ являлось нарушение морских коммуникаций противника в Японском море.

   В апреле 1945 г. вновь была произведена реорганизация подводных соединений ТОФ: сформированы 4 бригады и два отдельных дивизиона. Петропавловск-Камчатская ВМБ была определен местом базирования 3-го ОДПЛ.

   Подводные лодки типа «Л» были собраны в 1-ю бригаду ПЛ, которая базировалась во Владивостоке в б. Малый Улисс. В 5-й дивизион бригады вошли все 11 тихоокеанских ПЛ типа «Л». Но 4 из 6 были пока оставлены на Камчатке в составе 3-го ОДПЛ. Сюда же, взамен взятых «Ленинцев», были переданы из 1-й бригады ПЛ 4 лодки типа «Щ». Таким образом, к моменту вступления СССР в войну с Японией 3-й ОДПЛ имел в своем составе следующие субмарины: «Л-7», «Л-8», «Л-9», «Л-10», «Щ-105», «Щ-106», «Щ-109», «Щ-111».

   За период военных действий на Тихом океане в 1945 г боевые походы совершили 5 камчатских и бывших камчатских субмарин: «Щ-105», «Л-8», «Л-11», «Л-12», «Л-14». Причем, т.к. основные японские коммуникации находились в американской зоне ответственности, советский флот в течение этой короткой войны использовал менее трети своих ПЛ, к тому же часто они решали совсем не типичные для них задачи. Тем не менее, все экипажи, за время Великой Отечественной войны обновившиеся практически на 100%, поставленные перед ними командованием задачи выполнили в полном объеме.

   По окончании советско-японской войны (август-сентябрь 1945 г.) камчатская база ПЛ усиленными темпами была пополнена корабельным составом и в сентябре на основе 3 ОДПЛ была сформирована 5-я бригада подводных лодок ТОФ, в состав которой вошли лодки типа «Щ»: «Щ -101», «Щ-102», «Щ-104», «Щ-105», «Щ-106», «Щ-107», «Щ-109», «Щ-110», «Щ-111», «Щ-112», «Щ-113», «Щ-114». 1 декабря этого же года бригада вошла в состав только что сформированной Камчатской флотилии.

   Начинался новый этап боевой службы камчатских подводников.