Виртуальный тур

Аудиоэкскурсии

Знамя Победы
Сказка о Вилючинске
Дорога жизни
Сталинград
Яндекс.Метрика

Архивные материалы

 

«РОЖДЕНИЕ РОССИЙСКОГО ПОДВОДНОГО ФЛОТА»

 

   19 марта 1906 года с устного «Высочайшего соизволения» императора Николая Второго вице-адмирал А.А. Бирилев подписал приказ № 52 по Морскому ведомству, в соответствии с которым было узаконено начало создания подводных сил России. Именно тогда субмарины были выведены в отдельный самостоятельный класс боевых военно-морских кораблей. А в 1996 году приказом главнокомандующего ВМФ РФ этот день объявлен официальной датой рождения подводных сил российского флота и празднуется как День моряка-подводника.

 

   Впервые же идея российского подводного судна для военных целей была предложена неграмотным плотником, изобретателем-самоучкой Ефимом Никоновым, который в 1718 году подал на имя Петра Первого челобитную с предложением построить «судномодель» и «потаенное судно».
   В 1720 году начались тайные работы по созданию «образцовой», т.е. опытной модели, которая была испытана в присутствии самого императора, после чего Никонов приступил к постройке «потаенного огненного судна большого корпуса», сооружение которого закончилось в 1724 г.

 

   Название «огненное» относилось к вооружению судна, состоявшего из нескольких «зажигательных труб», принцип действия которых так и остался неясным. Может быть, это были огнеметы разового действия, заряженные смесью селитры и серы, а может быть прообраз фугасных мин. Строя боевую подводную лодку, изобретатель предусматривал возможность выхода человека через шлюзовый отсек из субмарины, находящейся в подводном положении для разрушения днища неприятельского корабля специальными инструментами «по провертке» или «зажиганию» кораблей. Для этой цели он предложил применить водолазный костюм, явившийся прообразом современного водолазного скафандра. «Для ходу в воде надлежит сделать на каждого человека из юхотных кож по два камзола со штанами, да на голову по обшитому или обитому кожей деревянному бочонку» с окошками против глаз. Отверстия должны быть «убиты» свинцом, к спине предлагалось прикрепить груз со свинцом или песком. А так же в этом костюме предусматривались основные элементы появившегося позднее вентилируемого водолазного снаряжения.

В течение 10 лет в век деревянного судостроения безграмотный, но, безусловно, очень талантливый мастер трудился над постройкой подводной лодки, которая должна была обладать большой прочностью и герметичностью, что при тогдашнем уровне развития техники было трудно- выполнимо.

   Детальное описание проекта, как и его чертежи не дошли до наших дней, и поэтому с большой долей неопределенности можно предположить, что подводная лодка Ефима Никонова была бочкообразной формы. Основанием для такого вывода может служить участие в сборке судна бочаров (мастеров по изготовлению бочек), а так же требование об отпуске «15 полос железных шириной в два дюйма две четверти», вероятно, для изготовления обручей стягивающих корпус судна. В архиве Адмиралтейств-Коллегии сохранилось, заведенное 31 января 1720 г. дело № 54 «О строении села Покровское Ефимом (сыном) Никифоровым потаенного судна модели и об отпуске на строение лесов, разных материалов и припасов». Перечень этих материалов и их количественные характеристики дают возможность реконструировать размеры судна, восстановить принцип работы системы погружения и всплытия, для которых использовались водоотливные насосы (помпы) и оловянные доски с отверстиями.

   К сожалению, двукратное неудачное испытание «потаенного судна», секретность его создания и длительное пренебрежение после смерти Петра Первого властями делами флота надолго прервали попытки создания новых судов. Само же «потаенное судно» же многие годы хранилось «от чужого глаза» в закрытом сарае, пока не истлело.

   Оживление интереса к подводным лодкам произошло на рубеже 18 – 19 веков, когда изобретатели, в большинстве своем самоучки без технического образования, работая совершенно отдельно друг от друга, не учитывая опыт предшественников, и не имея никакого отношения к флоту разработали несколько проектов подводных лодок.

   Например, изобретатель Торгованов разработал проект подводной лодки в которой «… можно удобно плавать под водой в море и реке, токмо не имеет способу доставить оному судну для дыхания путешественников свободного воздуха, почему просит покорнейше знающих способ дать судну тому таковой воздух, и вместе с ним произвести оное судно в действие».

   К, сожалению, осталось не известным, откликнулся ли кто-нибудь на лестное предложение Торгованова разделить с ним честь изобретения с любым, кто примет его предложение.

   В 1799 году житель Кременчуга С.А. Роводановский предложил специальной комиссии свой проект подводного судна. Комиссия же ознакомившись с чертежами и рисунками, отклонила проект, указав на ряд недостатков. Однако, настойчивый Роводановский, найдя компаньонов, все-таки начал постройку деревянной подводной лодки, приводившейся в движение мускульной силой посредством устройства, напоминающего разновидность кормового весла. Однако, на завершение работ и испытания не хватило средств, и изобретатель обратился к правительству с просьбой о выделении необходимой суммы. Император обязал корабельных мастеров осмотреть подводную лодку и высказать свое мнение. Корабельщики высказались за прекращение дальнейшего строительства, что и было сделано.

   Еще одним из оригинальных русских проектов подводных лодок начала 19 столетия был проект мелкопоместного дворянина Минской губернии, политического преступника К. Черновского. Находясь в заключении, сначала в Петропавловской, а затем в Шлесельбургской крепости, узник составил чертежи и описание подводной лодки, проект которой в 1829 году был предоставлен Николаю Первому.

   Автор особый упор делал на военном аспекте использования субмарины: на ней предполагалось установить несколько пушек, имелась возможность подводить мины под днища вражеских кораблей. Император заинтересовался идеей и предложил инженер-генералу Базену оценить проект. Изобретатель же должен был быть обеспечен всем необходимым для продолжения работы.

   Проект Черновского был положительно оценен экспертом, сделавшим, тем не менее, несколько критических замечаний. Но Военное ведомство, посчитав проект слишком слабым, сдало материалы по нему в архив. Однако, если применение Черновским весел как основного движителя ПЛ нельзя считать удачным, то предложенные им перископ, самовоспламеняющаяся мина и идея изготавливать цилиндрический корпус судна из металла стало новым важным шагом в развитии подводной техники.

   В 1831 году Санкт-Петербургский титулярный советник А. Подолецкий представил в Кораблестроительный комитет Морского Штаба чертежи и рисунки изобретенной им субмарины. По проекту корпус лодки должен был иметь внутреннюю и наружную обшивку, т.е. впервые предусматривалось использование двух корпусов. Рассмотрев предложение, Комитет принял его к сведению и сообщил изобретателю, что постройка его подводной лодки не рациональна.

   В это же время идея создания подводной лодки возникла у военного инженера К. Шильдера. Имея хорошую теоретическую подготовку и практический опыт, именно он оказался создателем одной из наиболее интересных субмарин первой половины XIX века. Подводная лодка Шильдера стала первой в мире действующей субмариной с цельнометаллическим корпусом, вооруженная пусковыми ракетными установками.

   Любопытно, что подводная лодка Шильдера, и по общей схеме, и в деталях (использование листового железа для изготовления корпуса, наблюдательная башенка, перископ, гребки, вентилятор, мина) очень похожа на проект, разработанный Казимиром Черновским. Экспертное заключение по этому проекту делал коллега и близкий друг Шильдера инженер-генерал Базен. Возможно, что последний познакомил своего приятеля с чертежами и описанием, составленным изобретателем - заключенным Черновским.

   В марте 1834 года в Санкт-Петербурге была начата и в мае этого же года закончена постройка подводного судна, корпус которого был выполнен из котельного железа, внахлест соединенных друг с другом и прикрепленных заклепками к шпангоутам. Лодка имела длину около 6, наибольшую ширину 1,52 и высоту 1,85 метров. Водоизмещение составляло 16,4 т. В корме находился вертикальный руль закругленной формы, похожий на рыбий хвост, поворачивающийся посредством ручного привода. Для выхода и входа в верхней части корпуса имелись, снабженные люками две башни высотой около 1 м. и диаметром 84 см. каждая. На боковых стенах башен располагалось по 4 иллюминатора, позволявшие вести наблюдения в надводном положении, так же они освещали внутренней пространство лодки (для усиления света были выкрашены в белый цвет). Для наблюдения за внешней обстановкой использовалась зрительная выдвижная коленчатая труба - прообраз нынешнего перископа. Специальный центробежный вентилятор позволял освежать воздух. Управлялась субмарина матросами-гребцами при помощи гребков, напоминавших утиные лапы, которые при движении вперед сжимались, при движении назад разжимались.

   Несмотря на то, что Шильдер совершил на своей лодке несколько удачных погружений и маневров на кронштадтском рейде и даже взорвал миной плавучую мишень, его детище было далеко от совершенства и дальнейшие работы над первым в истории подводным ракетоносцем были прекращены. Саму лодку передали по его просьбе самому изобретателю «для партикулярных занятий с оною». Несколько лет она находилась возле его дачи у Петровского острова. Но, не имея, ни времени, ни средств продолжать дальнейшие опыты, Шильдер, наконец, разобрал лодку и продал ее в виде металлолома.

   В период Крымской войны (1853-1856) учитель рисования и черчения, художник-фотограф, имевший глубокие познания в области химии и оптики, а так же интересующийся техникой и особенно кораблестроением И.Ф. Александровский пришел к выводу, что решение вопроса о подводном плавании невозможно без механического двигателя. Совместно с крупнейшим специалистом в области пневматических двигателей профессором С.М. Барановским они разработали детальный проект подводного корабля и в 1882 году представили его на рассмотрение Морского министерства. Проект был принят, но из-за долгих проволочек, отказов и переделок лодка была построена лишь в 1866 году.

   По размерам она не имела себе равных среди всех имеющихся субмарин того времени. Длина ее достигала 33, ширина 4, высота 3,6 метра, а водоизмещение составляло 355 тонн. В кормовой части один за другим располагались два гребных винта, которые приводились в движение двумя пневматическими двигателями («духовыми машинами») мощностью в 234 лошадиных сил. На заданной глубине лодка удерживалась двумя кормовыми горизонтальными рулями. Для всплытия впервые было применено продувание водяного балласта сжатым воздухом, что используется и поныне во всех подводных флотах мира. В носовой части находилась шлюзовая камера с двумя люками для выхода водолазов. В качестве аварийно-спасательного средства использовались кожаные мешки – понтоны. Вооружение состояла из двух обладающих плавучестью мин: чугунных ящиков, начиненных порохом и соединенных между собой эластичным тросом, размещавшихся вне корпуса корабля. На лодке впервые в России был применен магнитный компас. Испытания первой отечественной подводной лодки с механическими двигателями начались в 1866 году. Александровский несколько раз перестраивал ее, меняя не только детали, но и очень существенные части ее корпуса. Однако, крупные недостатки устранить так и не удалось. Двигатель, работавший на сжатом воздухе, оказался не пригодным для подводной лодки, т.к. не мог обеспечить достаточную скорость. К тому, же субмарина плохо держалась на глубине. Поэтому, несмотря на то, что лодка была официально принята в казну, зачислена в минный отряд и на нее назначена команда в количестве 23 человек, Морской ученый комитет после всесторонних испытаний пришел к заключению о ее непригодности для военных целей и нецелесообразности дальнейших работ в этом направлении.

   В середине 1870-х годов талантливый и отлично образованный инженер С.К. Джевецкий, не смотря на то, что Морское ведомство отказало ему в финансах, начал работать над собственным проектом подводной лодки. Т.к. изобретатель вынужден был строить корабль на собственные средства, он решил ограничиться одноместным судном с ножным приводом. «Подводный машинный аппарат» «Подаскаф» был спущен на воду в 1877 году и течение пяти месяцев, являясь экспериментальной моделью, проходил испытания. Этот образец положил начало первой серии российских подводных лодок, наиболее известной из которых оказалась третья модель. По этому проекту в 1881 – 1882 годах было построено 50 подводных лодок, длина каждой из которых составляла 6 метров. Гребной винт имел педали велосипедного типа, посредством которого четыре человека его вращали. Джевецкий впервые осуществил регенерацию воздуха: особый воздушный насос, работающий от гребного вала, прогонял воздух через раствор едкого натрия и уже очищенный от углекислоты воздух вновь подавался в помещения. Изобретенные Джевецким наружные решетчатые торпедные аппараты нашли применение на многих последующих образцах подводных лодок. В 1883-1884 годах изобретатель опять же за свой счет переоборудовал две лодки, установив на них электродвигатели в одну лошадиную силу с новым на то время источником электрической энергии – аккумуляторными батареями. Это были первые подводные лодки в мире с электродвигателями.

   Все эти и многие другие, так и неосуществленные проекты отечественных изобретателей, создали предпосылки для рождения подводных сил России, история которых ведется с создания базы подводных лодок на Балтийском море. В январе 1901 года по предложению главного инспектора кораблестроения России генерал-лейтенанта Е.Н. Кутейникова в Санкт-Петербурге началось профессиональное проектирование боевых подводных субмарин.